Камбоджа. Из реальности в мечту.


Который день тупо сижу перед девственно белым листом. Проклятый Ворд отказывается самостоятельно оформить мои переживания в форме текста, а я пока не способна сгенерировать хоть одну небанальную фразу. "Сбывшаяся мечта", "Шедевры древности за два дня" и совершенно исчерпывающее "Ыыы" - вот и все, что породил мой измотанный разум в результате тяжелой работы. Ему, строго говоря, сейчас вовсе не до меня. Он занят серьезным делом - прилагает все мыслимые и немыслимые усилия, чтобы удержать меня. А то я так и норовлю сойти с его довольно шаткой основы. А ведь обойдусь пока, пожалуй.
Когда не получается описать событие, можно попробовать пережить его снова. Даже если с острыми воспоминаниями не придут слова, так хотя бы повторятся чувства. И тысячной доли их хватит на то, чтобы умереть от счастья. С каждым разом становясь чуть ближе к осознанию того, что ЭТО произошло. Наконец-то. Со мной. В этой жизни.
Благо, в этот раз совершить подобный маневр оказывается не так уж и сложно. Несовершенная реальность делает все, чтобы я постоянно хотела от нее убежать. В максимально удаленную параллель. 


Гляжу в окно - там все те же разноуровневые оранжевые дома, кто бы знал, как они меня достали! Чернорабочий таджик уныло поливает газоны из унылого шланга. Вода отражает блики понурого солнца. Я засматриваюсь на ее течение... 
Закрываю глаза. Глубокий вздох. Еще один. Уууххх, опять перехватывает дыхание агрессивным зноем. Мое несовершенное тело плавится, и я по капле утекаю в камбоджийскую реку, и вот уже во мне отражается Ангкор Ват и его многочисленные ступенчатые башни. "Невероятно!" - восторг вырывается на волю на выдохе и зависает, растерявшись от столпотворения чужих восторгов. Передо мной визитная карточка Камбоджи. Бесподобно прекрасная, но далеко не единственно поражающая здесь. Приятно познакомиться, хотя вряд ли столь величественному творению интересно мое мнение.
Пытаюсь представить ощущения французского исследователя, нашедшего-таки в 19 веке древний город в джунглях после многих лет странствий. Пожалуй, мой слабый организм не снес бы такого эмоционального напора и самоуничтожился. Но, спасибо интернету, мое положение однозначно легче, я подготовлена многочисленными источниками информации, я уже видела фотографии и Лару Крофт, я держусь из последних сил. Пока мне удается, но я чувствую, что теряю себя понемногу, что часть меня навсегда останется здесь - среди испещренных природой и людьми древних камней, среди истории кхмеров, среди грандиозного памятника вере и безграничным возможностям человека. О, да я бы с удовольствием вся осталась тут! Но пока не могу...
Выложенная неровными камнями дорога ведет сквозь ворота к самому Вату. Вибрирующий от жары воздух струится над ней, окутывает старые почерневшие камни, из которых собран грандиозный вход в один из множества храмов на территории Ангкора, отражается в пруду над башнями и сводами. Этот пруд - знаменитость, большинство открыточных фотографий Ангкор Вата изображают отражение храма в нем. И мнится, будто он столь же велик, как древний город. А вот и нет. Размеров этой жалкой лужи хватает лишь на то, чтобы уместить потрясающий своей оргинальностью фотокадр. Однако же от желающих отбоя нет, и популярность пруда нисколько не теряется. Хорошо быть монополистом.
Но дорога ведет дальше, к самим башням, и чем ближе они - тем сильнее нависают мощной психоделической атакой над ничтожными людишками. Размер их поистине поражает, не удивлюсь, если небожители используют вершины этих башен в качестве укреплений своих городов. Подозреваю, что в подушках облаков они смотрятся особенно эффектно.
На верхний уровень можно подняться, преодолев ряд крутых ступеней. Укоризненно смотрит на меня хранитель сего священного подъема, слишком много голой русской женщины перед ним, его буддийское мировоззрение не приемлет такого отношения к реликвиям. Стыдливо и поспешно укрываю плечи, прячу за коконом платка колени, теперь меня пустят к осмотру.
Бесконечные коридоры и лабиринты Ангкор Вата как будто стали частью моей жизни. Я плутаю по ним, ощупывая древние камни, выглядывая из косых окон, по полчаса орудуя фотоаппаратом на каждом месте. Как жаль, что время ограничено, а впереди еще немало впечатлений.
На прощанье высовываюсь из очередного проема, пытаясь захватить как можно более масштабный кадр, и проваливаюсь в бездну…

Пффф! Снова эта ужасающая дорога на работу. Грязное затхлое околометровье, а в нем копошатся тысячи червей, прожирающих жизни и судьбы. Наглые уличные торговки наперебой предлагают несвежие фрукты и иные товары сомнительного свойства. На асфальте восседают цыганки, протягивая щупальца к утренним сонным мухам-прохожим. Ненависть и бессильная злость разлиты по территории локального ада. Шум и гвалт, грязь и вонь, голова кругом. Хочется потерять сознание, чтобы просто отделаться от морока. А что, это был бы выход... Сознание? Ау? Только что же было здесь... И вот, потерялось...
Тук-тук выпускает на волю, прямо в лапы к бесконечно умоляющим голосам и рукам. Сразу несколько цветных пятен наперегонки пересекают пыльное пространство яркого света. Каждое пятно стремится стать первым в борьбе за мои наличные. One dollar! Cold water! Souvenirs for a lady! Two for one dollar! Ok, five for one dollar! U buy when u come back?
Нет, нет, нет - чувствую себя шарманкой. Хотя вода тут необходима, литры воды, она все равно утекает обратно через кожу, и ясно, откуда в этом пекле есть реки.
Удачей улыбаюсь одной из камбоджийских девчонок, ей повезло, я куплю у нее целую бутылку воды, она торжествует, она счастлива в эту минуту. Сложно найти столь искреннюю радость даже у победителей лотерей. Остальным сейчас не повезло, они опечалены... Но что за странное ощущение, будто чего-то не хватает?? Ах, вот оно. Никто не считает меня врагом народа. Правителем мира и Сволочью-У-Которой-Куча-Денег. Удивительно. Но факт: камбоджийцы прекрасно понимают, на ком можно заработать, но эту возможность они ценят как благость, а не воспринимают как несправедливость.
Так и знала, что не надо ничего покупать. Глоток воды возвращает к реальности, и…

Снова лица. Ежедневно эти пресловутые одинаковые лица равнодушно смотрят сквозь меня. И мне никак их не избежать, они всюду, куда приходится ступать ноге обычного человека. Как в храме Байон. 54 изображения Будды, и каждому глубоко наплевать на тебя. Только Будде несвойственны другие проявления человеческих существ - жадность, зависть, злоба, интриги...
Поэтому в Байоне я чувствую себя однозначно лучше. Всем все равно и мне все равно. И я хожу по кругу, наблюдая за тем, как постепенно меняется угол падения света. А лица остаются прежними, они безразлично наблюдают за всеми сторонами округи и за мной. Им даже не интересно, зачем я сижу на пороге храма уже часа 2. И я бы с удовольствием продолжила сие увлекательное занятие, но сумрачная действительность уже тянет ко мне свои цепкие лапищи. И возможно, без этих Будд будет лучше…

Как и без людей, впрочем. Здравствуйте. Как дела. Прекрасно, спасибо. До свидания. Улыбка. Еще улыбка. Рукопожатие. Пара кивков. В день по тысяче раз. Бессмысленные действия, натянутая вежливость, подчеркнутое дружелюбие, необходимость говорить, отвечать, реагировать и выказывать интерес. Надоело. Фрустрирует. Напрягает.
Зайти в WC, умыться ледяной водой, закрыть глаза, глубоко вздохнуть.
И понять, что ты совсем один. На территории Пре Руп – посвященного Шиве храма-горы. Вокруг никого. Только высокие кургузые башни. Только грубые старые камни. Им больше тысячи лет, а они по сей день много крепче любого из нас. Они дадут фору любой, даже самой надежной, реальности.  Они – само спокойствие и монументальность. Они будто делятся с тобой частицей этой вечности – вопрос только, сможешь ли ты принять такой подарок. Сумеешь ли им воспользоваться. Не побоишься ли столь пугающих перемен…
Я смело протягиваю ладони к слонику на углу храма. Я глажу его, и он отдает мне часть своей

безграничной силы и мудрости. Я переполняюсь этим всемогущим одиночеством, которого мне так недоставало. По проросшей сквозь песчаник траве, сутуля спину под низкими арками, пробираюсь ближе к самым маленьким башням-прасатам. Их двенадцать, их хватит на год жизни и на все знаки Зодиака. Я обхожу их по кругу и уже не понимаю, откуда этот круг начался. Цикличность завладевает мной даже здесь, я теряюсь, паникую, мне остается только забить на хронику событий и разомкнуть этот круг где придется. Я вырываюсь дальше к центру, выше, ближе к основным прасатам. И понимаю, что я никуда не вырвалась. Меня просто затянуло в этот омут, и я даже не пытаюсь выбраться, мне так хорошо, как никогда прежде, в этой воронке одиночества, свободы и абсолютного могущества. Я на вершине горы, и все остальное не имеет значения. Неважно, где иллюзия и где реальность, важны только ощущения и уверенность. На секунду исполняюсь приличествующей моменту гордости, делаю глубокий вздох, задерживаю дыхание… и взрываюсь искренним смехом. Пафос рассеялся, осталось только пьянящее чувство независимости от всех и от всего, невозможно зеленые густые тропики, божественно прекрасные древние камни, удивительное небо и дух Ангкора. Я счастлива. Аминь…

Твою мать! Опять сломался лифт! В тоске вселенской взираю на уходящие в небо (или небытие?) ступеньки. Я только что преодолела непростой путь по тропинкам, признанным лучшими в рейтинге декораций для фильмов ужасов и триллеров про маньяков. Путь из битого стекла и торчащих из земли прутьев в сочетании с живописными гаражами, саммитами бродячих собак и алкашей, пролетающими мимо поездами и общей унылостью пейзажа – казалось бы, лучшее начало дня сложно было придумать. А вот оно. Маячит черной дырой четвертого этажа (а после такой дороги и четвертый этаж кажется недосягаемым), смеется надо мной, заманивает. Заглядываю в эту дыру, голова кружится, и я куда-то проваливаюсь…
Чтобы обнаружить, что мне по-прежнему грозит подъем. Куда более крутой и длительный, зато действительно, кажется, в небо. В сумасшедшее яркое солнечное небо. О вершину Та Кео царапаются белоснежные облака, некоторые расходятся по шву, и из них рассыпается свет, иные хранят на себе лишь небольшие отметины. Пути назад нет, он будто оборвался у меня за спиной, так что выход один – добраться до этих облаков по «Лестнице в небо». Я не думаю сейчас о том, что рано или поздно придется спуститься. Не знаю, зачем я проделываю этот сложный маневр. Не представляю, что меня ждет наверху. А самое главное – мне абсолютно все равно, мне просто приспичило туда забраться, и остальное больше не имеет значения.
Я начинаю подозревать, почему этот храм остался в свое время без отделки. Видимо, украшать громадину высотой в 44 метра и периметром 100х120 оказалось не под силу даже удивительным кхмерам – что ж, тем интереснее сейчас наблюдать очередной шедевр Ангкора, такой аскетично оформленный и поразительно цельный.
Подъем завершен. Аллилуйя! Смотрю вниз с высоты птичьего полета, и у меня кружится голова. Сейчас я упаду в эту бездну, чтобы разбиться о собственные иллюзии...

Ведь нет никакого Ангкора, никаких шедевров из песчаника и никаких следов поклонения Шиве.
Есть только захламленное пространство офиса, которое уже погребено под слоем макулатуры и пыли и вот-вот начнет зарастать сорняковой травой. И когда лет через 500 найдут эти дебри среди развалин кирпича и бетона, то вряд ли кто-то сочтет это историческим и культурным наследием. Брезгливо поморщатся да сотрут с лица земли окончательно за ненадобностью.
А Та Пром останется стоять, осаждаемый объятьями многочисленных баньянов и безнадежно
покореженный, практически воедино слитый с джунглями, но все такой же гордый и красивый. Полумрак из-за окружающих храм деревьев, редкие лучи, пробивающие цели в камнях, переплетения стволов со стенами и сводами… мистический Та Пром, и время здесь течет иначе, то ли мимо, то ли наоборот, сквозь меня, да это и неважно уже. Важно то, что если я останусь здесь стоять, я тоже соединюсь в вечном танце с одним из баньянов, а мне этого пока очень не хочется, я не готова к слиянию с бесконечностью, так что пора уходить, бросив прощальный взгляд на серо-зеленые недры Ангкорских лесов, подернутые первыми пятнами сумерек.

Вечереет. Измученное солнце ползет по мутному небу, продираясь сквозь трубы заводов, захлебываясь в дыме от сжигаемых отходов, то и дело теряясь среди бесконечных вышек и башенных кранов. Печать усталости поставлена на весь город, часть которого расползается по домам в надежде на уют и покой, а часть растворяется в сигаретных занавесях баров в целях прожигания жизни. Печаль. Не хочу быть частью этого города...
Хочу стать одной из Ждущих Заката на вершине Пном-Бакенга. И даже если солнце нам сегодня не покажется оранжевым шаром, окрашивающим небо в самые причудливые сочные тона, то хотя бы красота пейзажа и гармония с окружающим миром обеспечены. Смесь голубого и бирюзового разлита над влажными джунглями, и уже ясно, что иных цветов сегодняшней палитрой не предусмотрено. Но Ждущие Заката все еще питают надежды на благополучный исход событий, компанию им составляют вечные львы, и, может, под их пронзительными взглядами небо все-таки вспыхнет зарей. И в этой чудотворной заре мы, возможно, даже сгорим, чтобы потом восстать из пепла. Просветленными. И счастливыми.

Тень ночи распадается на множество теней и придает загадочности этому миру. Кажется, меня переполняет что-то новое и незнакомое – по крайней мере, непривычное для привычного города. Блаженная улыбка занимает все положенное ей пространство и даже немного больше, когда я думаю о прошедшем дне. В нем было много шуток, несколько хороших людей (а несколько – это уже ой как много!), парочка приятных событий и ничего по-настоящему плохого.
А это ОЧЕНЬ ЗДОРОВО! И, значит, наконец-то все встало на свои места.
Я благодарна Камбодже за этот опыт. С этого момента у меня есть не только внутренний и внешний мир думающего, чувствующего и социально адаптированного человека. Я заглядываю в свой холодильник и гардероб и понимаю, что до нищеты мне далеко. Слава богам, меня окружают предметы и приметы цивилизованной жизни, я могу себе позволить все из необходимого и достаточно из просто приятного – и это потрясающее открытие!
Мне теперь не хватает только одного – ярких картинок самой Камбоджи, ее душного запаха и влажного воздуха, ее колорита и естественной красоты.
Я снова закрываю глаза.
Мерно покачивает на волнах моторную лодку. Печальный, но удивительно живописный и умиротворяющий пейзаж украшает данное мгновение моей жизни. Плавучая рыбацкая деревня, территория самых нищих обитателей Сим Рипа, полуразваленные домики на понтонах, лодки и островки небритой травы. Четкие черные контуры поселения на фоне разноцветной, местами задрапированной, местами разорванной ткани неба и ясное отражение этого локального мира в слегка подернутой рябью воде.
Мне повезло. Я все-таки наблюдаю лучший в своей жизни закат. Закат на озере Тонле Сап.
Золото, медь, янтарь, рубин, лазурь, антрацит, аметист, кварц … Сокровищница, из которой нельзя ничего взять. Можно только смотреть и восхищаться.
Я отдала за это удовольствие паршивые 20 долларов, из которых часть пойдет на обучение местных детишек. И я понимаю, как мало я сделала, но успокаиваю себя тем, что это хоть что-то.
Заодно научилась не просто довольствоваться тем, что есть, а наслаждаться каждым мигом и каждым событием вечности. Ценное приобретение. Весьма рекомендую.

Еще много воспоминаний о Камбодже и Ангкоре копошится в моих мыслях и чувствах. Сизые камни, недосягаемые прасаты, мрачные лабиринты, давно забытые тайны, изъеденный временем песчаник, густые пальмовые и баньяновые леса… Я береж, приманиваю на фотографии и рассказы, чтобы не разбежались и не потерялись, подкармливаю их обещаниями непременно все повторить.
Я бережно храню каждое из них, приманиваю на фотографии и рассказы, чтобы не разбежались и не потерялись, подкармливаю их обещаниями непременно все повторить.

И пусть накрывает туристическими переживаниями меня теперь еще чаще, чем прежде, мне нравятся эти минуты абсолютного неприсутствия, эти маленькие отрывы от реальности и мечты о далеком. Я не готова променять возможность мощных впечатлений на скучный видеоряд жизни обычного обывателя: работа, дом, покупки, нужные люди, важные встречи, репутация, карьера, черт знает что еще. Я хочу как можно чаще видеть небо, слышать природу, поражаться творениям человека и черпать вдохновение из луж, в которых отражается солнце. Я верю, что именно из таких кусочков безграничного счастья, удивления, восхищения, познания и еще бог невесть чего складывается Настоящая Жизнь.

Другие фантазии:

Комментарии