Валлийские тайны Грааля. Глава 4. Чудеса Сноудонии.

Чудеса Сноудонии.


Сноудония, УэльсПуть на север казался нескончаемым. Великолепные пейзажи сменялись мрачными поселениями, густые зеленые луга – заброшенными кладбищами, загоны для овец - дремучими лесами.
Услышав шум воды, рыцари поспешили остановиться – с самого утра им не попадалось ни одной харчевни, в горле пересохло, да и размять ноги не мешало.
Татий устремился на звук, и открывшееся взору невольно заставило его усомниться в реальности происходящего. 
Среди невысоких гор и тянущихся к земле деревьев по каменной ложбине стремительно, неудержимо уносилась вдаль река. Ее воды перекатывались по порогам, заворачивались вензелями, рождали причудливых барашков, рокотали и смеялись. Живая нетронутая природа во всей красоте открывала свои тайны, и впечатлительный Татий просто не мог оставаться равнодушным. Он стоял на краю плоского камня и завороженно вглядывался в стихию, утекая вместе с ней по уступам и ваннам, улетая мыслями в дали, где не было никаких замков, рыцарей и Граалей, была лишь Жизнь во всех ее проявлениях. Внезапный порыв ветра застал его врасплох, он покачнулся, под ним пошатнулся камень... Задержавшийся у лошадей Даниус успел услышать только легкий всплеск в грохоте течения да понять, что друга нигде нет. Едва справившись с охватившим его волнением, воин бросился к реке и увидел Татия, отчаянно пытавшегося уцепиться за ненадежные острые камни русла. Не теряя времени на панику и размышления, не обращая внимания на яростный грохот сердца и сбивающееся дыхание, Даниус бросился спасать незадачливого друга. Сила воли, желания и крепких рук победили сбрендившую стихию, и вот мокрый Татий уже лежал на траве под кронами и приходил в себя после незапланированного принятия ванн. Даниус смотрел на него и удивлялся собственным переживаниям, охватившим его в момент опасности. Если бы у него было время остановиться и задуматься о происходившем в тот миг, он бы, наверно, с ума сошел от печали и ужаса. И это как раз и было странно – ведь раньше храбрый рыцарь за собой таких привязанностей не замечал. Он глядел в светлевшее лицо друга и невольно любовался его чертами, и испытывал радость и облегчение от осознания того, что он жив и рядом...
– Что происходит? – большие серые глаза Татия открылись и удивленно взирали на Даниуса с земли. Воин стряхнул с себя остатки морока, собрался и скептически произнес:
– Ты был неосмотрителен и чуть не погиб в водах этой реки. Счастье, что я вовремя заметил, не то плыл бы ты уже далеко отсюда, а дух твой витал бы и того дальше.
– Так я тонул, а ты меня спас?? Благодарю тебя! – и лицо Татия озарила теплая улыбка. Однако он не стал позволять себе излишних сантиментов – времени было мало, их ждала дальняя дорога. Да и негоже рыцарю проявлять слабость в эмоциональных вопросах.

Путь был окрашен задумчивым молчанием. Даниус размышлял о Граале, стараясь отвлечься от беспокоивших его воспоминаний о случае на реке с Татием. Нет, он проявил себя наилучшим образом, и чувство гордости за свою доблесть и отвагу в спасении жизни рыцаря наполняло его сердце. Однако ему казалось неправильным и где-то даже недостойным сопровождавшее произошедшие события ощущение тревоги, основательно сдобренной страхом и волнением. И вот об этих смущавших его переживаниях он предпочитал забыть. И не мог. И потому испытывал их снова и снова, злясь на себя, на друга и на чертову реку с чертовым Уэльсом и чертовым Граалем.
Татий тем временем наслаждался удивительной природой этих мест и уже мечтал о новых краях и впечатлениях. Когда ему на ум приходило, что он чуть было не утонул из-за своей неосмотрительности, он на миг прикрывал глаза, снова благодарил судьбу и доблестного друга, но не давал себе слова быть осторожнее впредь. Он знал, что не будет. Ведь осторожность загоняет бытие в рамки, а жизнь без ограничений куда интереснее того-что-могло-бы-случиться. Да и в карму и судьбу он верил безоглядно, и эта вера не раз помогала ему переносить сложности и неприятности.
Тем временем рыцари въехали в очередное селение. Они уже приглядывали местечко, где можно было бы перекусить и промочить горло, как случилось нечто неописуемое. Даже сейчас они не уверены, что им это не показалось. Изнуряющее чувство голода, усталость от дальней дороги и множества происшествий, незнакомая магия этих странных земель, в конце концов – все это могло породить самые удивительные видения. Хотя и не объясняло, почему у друзей была одна фантазия на двоих...
Сноудония, Великобритания
Из ниоткуда на полном ходу, громыхая и дымя угольными клубами, вырвалась адская повозка и промчалась мимо них. Длинная, железная, черная, какой не видали они никогда. Рыцари могли поклясться, что в окнах повозки видели людей. Хотя как знать, было ли в них хоть что-то человеческое. Исчезнув так же внезапно, как и возникла, эта странная конструкция, однако, оставила за собой шлейф неприятного запаха горелого и чего-то незнакомого.
Даниус оторопело взглянул на приятеля. Татий был в полном восторге:
– Ты видел, да? Эта штука куда лучше наших неповоротливых возов! Наверняка ее наколдовал какой-нибудь местный маг! Или она из будущего! Это удивительно, правда?
Даниус не разделял радости Татия. Повозка явно строилась не без участия темных сил, и это не должно было вызывать положительных эмоций у добрых христиан. Неважно, что в глубине души Даниус был язычником, его вера также не позволяла радоваться проделкам черта. Однако его посетила совсем другая мысль – что, если тот самый колдун (допустим, эту дьявольскую вещь действительно создал некий волшебник) владеет Граалем? Тогда необходимо его найти и договориться. Или заставить. Либо отнять святыню силой. В любом случае этого мага нужно отыскать.
И упрямый искатель Силы загорелся этой идеей. Опросив всех жителей деревни, Даниус выяснил, что да, действительно живет в этих краях чародей Харлех, однако точной дороги к нему никто не знает, потому как никто туда не суется. Все пути к его владениям перепутаны, леса в округе зачарованы, а те, кто пытался его разыскать, не вернулись. "Ерунда какая! Я в эти сказки не верю, а вот коли Грааль у него – я просто обязан туда добраться!" Однако Татию он ничего не сказал, зная о его впечатлительности. Просто поехал в сторону, якобы подсказанную сельчанами, а друг последовал за ним.

Сноудония, Уэльс, ВеликобританияИ снова замелькали поля, леса, деревни, кладбища... На зеленые просторы Уэльса стремительно опускалась ночь, а рыцари так и не нашли подходящего места для ночлега. Им хотелось порадовать желудки горячей пищей, а усталые чресла холодным пивом, но дорога все глубже увлекала их в непроходимые безлюдные чащи. Деревья плотно смыкали над ними свои ветви, словно стремясь заточить их в оковы живой изгороди. Стены этого сужающегося лабиринта сжимали путников в тиски, постепенно скрывая путь вперед и уже не позволяя повернуть обратно. Чернильное небо, казалось, опускалось им на головы, лишая зрения и слуха, поглощая пространство и время, грозя забвением... Оцепенение практически поглотило их, и, как знать, возможно, канули бы в лету доблестные рыцари – искатели Грааля, если б не удивительное самообладание Даниуса. Его сознание уже погружалось во тьму, а тело теряло подвижность и волю, он тихо уплывал в спокойное бесславное небытие, когда в памяти всплыли слова жителей деревни: "Но будьте осторожны – в лесах Сноудонии полно зачарованных мест, знающие путники обходят их стороной, а незнающие остаются там навеки..." И внутренний голос воина возопил: "Ты не можешь потеряться в этой глуши! Твоя цель – Грааль, и достичь ее можно лишь путем яростной борьбы! Проснись и иди!"
Даниус вздрогнул – то ли от внезапно павшей завесы морока, то ли от ночной прохлады валлийских лесов – и очнулся. Они успели забрести очень далеко, над их головами сплелись в бесконечный купол зеленые кроны, а впереди зияла черная дыра неизвестности. Он окликнул Татия, но не услышал ответа – его друг с покорностью слуги и отсутствующим взглядом направлял своего коня в пасть зачарованного леса, ведомый колдовским зовом. Даниус остановился, соскочил на землю и резко дернул поводья Вагена. Ошарашенная лошадь друга встала как вкопанная, однако Татий так и не пришел в себя. Он не реагировал на призывы и встряхивания, он весь был устремлен вперед, к продолжению гибельного пути в никуда. Даниус чувствовал, что времени у них нет – еще немного, и тьма поглотит их целиком, и даже он потеряет остатки разума... Выход оставался один. Вытряхнув поклажу, рыцарь откопал в своем скарбе веревку. Ее как раз хватило на то, чтобы связать друга и примотать его к коню. После он вскочил на верного Фолькса, взял за удила Вагена, развернулся и что есть мочи припустил в ту сторону, откуда они приехали. Ветви хлестали его по лицу и телу, дорога петляла и норовила увести по любой из множества невесть откуда взявшихся троп, порывы ветра то напускали пыли в глаза, то выхватывали поводья из рук. Но Даниус не сдавался. Он не сдавался никогда, таков был его нрав, восторгавший одних и раздражавший других. Он упорно гнал своего коня по зачарованному лесу, не выпуская из рук управления второй лошадью и ни о чем не думая, полностью сосредоточившись на единственной цели – выбраться из этого жуткого места.
И Даниус снова победил. Наконец деревья расступились, дорога стала шире, а небо осветили яркие звезды. Татий понемногу приходил в себя, пришлось остановиться, чтобы развязать его (тут Даниус поймал себя на мысли, что веревка Татию даже к лицу, так как оберегает от некоторых неприятностей, которые его друг так любит находить). Очнувшийся рыцарь удивленно озирался, но не смел (или пока не мог) произнести и слова. Слишком многое произошло за день, слишком много мыслей теснилось в тяжелой голове, слишком многим он обязан был другу...
Вскоре впереди показались дома и забрезжили теплые огоньки в окнах. Здесь после долгого пути, полного приключений и опасностей, рыцари и нашли пищу и ночлег. Радушные хозяева угостили уставших путников великолепным пивом и сидром и отвели им лучшую комнату в доме. Больше в тот день ничего не случилось, и это радовало несказанно.

Другие главы сказки "Валлийские тайны Грааля":

Комментарии