Валлийские тайны Грааля. Глава 6. Карнарвон.

Карнарвон.


Карнарвон, Уэльс, ВеликобританияОстановились они уже за много миль от негостеприимного чародея и его замка, когда встретили на пути довольно большой город и въехали в его ворота. В городе шло гулянье – радостные люди в лучших своих одеждах сновали по улицам и что-то возбужденно обсуждали.
– Что за праздник у вас? Почему все такие счастливые? – поинтересовался Даниус у миловидной барышни, торговавшей цветами.
– Так коронация принца! Если мы не будем радоваться – и жизни счастливой нам потом не видать. К тому ж наконец-то за долгое время у нового правителя наши валлийские корни – это ли не праздник? Купите цветочков?
Не желая отказывать даме, Даниус взял букет свежих роз, заплатил и вернулся к другу. Татий рассмеялся:
– А это кому? Мне? Очень мило с твоей стороны!
Даниус удивился странному юмору, который в его представлении не согласовывался с образом гордого воина. Однако он решил подыграть, театрально вручил цветы и не мог не заметить еще более непонятной ему искренней радости Татия, как будто тот получил действительно желанный подарок. Стремясь отвлечься от неловких подозрений, Даниус указал на высокие крепостные стены в конце улицы и устремился к ним, на ходу поясняя:
– Нам туда. Там нынче коронуют принца, думаю, без Грааля церемония не обойдется. Небось, торжественно вручат или что-то в этом роде. В общем, надо спешить.
Татий только кивнул и снова с блаженной улыбкой уткнул нос в букет. "Как баба, ей-богу!" – презрительно подумал Даниус и ускорил шаг.

Церемония была в самом разгаре. Посреди главного двора на тронах величественно восседали правители Королевства. С ближайших почетных мест за действом наблюдала местная знать в окружении придворных слуг. Толпы любопытных заполонили все коридоры и проходы крепости.
Грозные стражи в доспехах охраняли все входы и выходы, наблюдали за каждым посетителем, готовые в любую секунду защищать английскую корону и устранять любые опасности.
Рыцари протиснулись сквозь человеческую стену на стену крепостную и воззрились на происходящее сверху.  
– Туда так просто не пробраться... Нам нужен план... – и Даниус крепко задумался. Можно было бы притвориться стражниками, но это не позволит проникнуть так далеко, как им нужно. Необходим кто-то приближенный ко двору и коронуемому принцу...
Даниус взглянул на Татия, все еще прижимавшего к груди розы, и коварная мысль пришла ему в голову. "Нравится ему вести себя подобно бабе, вот пусть и сыграет он роль женщины! Королевской служанки!" Собственная находчивость и остроумие привели воина в восторг, и он поспешил поделиться идеей с другом, предвкушая грядущую забаву. Долго и пространно подводил он свои рассуждения о ценности Грааля, его нахождении в руках сильных мира сего и удивительной возможности наконец-то достичь великой цели к главной мысли, столь смешившей его. Наконец он завершил свой шедевральный монолог и выжидательно уставился на спутника.
Татий внимательно выслушал витиеватые пояснения, задумался, криво усмехнулся и заявил:
– Вот уж не ожидал я такого поворота! Служанка! Нет бы роль королевы предложить! Ладно, будь по-твоему, но учти – великое удивление тебя ожидает!
Удивление последовало незамедлительно. Даниус ожидал всего, что угодно, но только не согласия. Однако времени на размышления и разговоры об этом не было, нужно было приводить в действие столь внезапно придуманный и согласованный план.
Вернувшись к цветочнице, Даниус попросил ее об услуге – одолжить Татию одно из ее платьев да помочь сделать из него милую барышню. Девушка удивилась, но вопросов задавать не стала – обещанная выручка за все имевшиеся у нее цветы компенсировала любопытство с лихвой. Она еще не знала, что ее молчание на самом деле стоит в два раза дороже... Но об этом чуть позже.
Карнарвон, Уэльс, Великобритания
Узкими разноцветными улочками, венчавшимися серыми крышами, под неусыпным наблюдением любопытных чаек Ллундайн (так звали девушку) привела странников в свой дом. По дороге поведала она им историю замка и народа валлийского, уже не первый век добивавшегося независимости от англичан. Внушительный Карнарвон был одной из крепостей, построенных для осуществления контроля за землями Северного Уэльса (Даниус сразу вспомнил кольцо замков, о котором рассказывали строители Раглана). Он же являлся важным центром в этой части острова. В частности, именно здесь короновали принцев Уэльских (как правило, имевших английское королевское происхождение). О Граале цветочница ничего не знала, но он определенно должен был быть здесь, в этом Даниус уже не сомневался.
Жилище Ллундайн было светлым и уютным, и рыцари не отказали себе в удовольствии немного перекусить перед очередным приключением. Вкусные закуски, хмельное пиво, веселая беседа, очаровательная девушка... Даже все это не могло задержать Даниуса на пути к его цели. Таков уж он был – упрям и настойчив, смел и решителен. Поэтому вскорости Ллундайн и Татий удалились в ее покои, дабы привести в исполнение первую часть плана по захвату Грааля. Долго Даниус мерил шагами тесную комнату, прислушиваясь к происходящему за дверью. Оттуда едва доносились голоса да иногда звучал дружный смех. "Чем они там занимаются?! Неужто Татий охмурил красотку? Не время нынче для любовных игр!"
Наконец дверь открылась, явив взору Даниуса нечто, что лишило его дара речи. Должно быть, Ллундайн колдунья, коли сумела сотворить такое! Он смотрел и не верил своим глазам – перед ним заливались хохотом сразу две юных барышни. И да, у одной из них было лицо Татия. Удивительно красивое и женственное, подкрашенное этими дамскими хитрыми штучками и обрамленное длинными волосами с заколками, но оно несомненно принадлежало его другу.
– Да ты волшебница! – восхищенно воскликнул рыцарь. – С такой подготовкой удача непременно будет сопутствовать нам!
– Ну... Это было не так уж и сложно, хоть и весьма прибыльно, – улыбнулась девушка, бросив заговорщический взгляд в сторону переодетого воина.
Пора было приводить план в действие, и друзья, горячо поблагодарив валлийку за помощь, собрались в путь.
– Татий, я бы на твоем месте смотрела не только по сторонам, но и под ноги! – крикнула на прощанье Ллундайн и лукаво ему подмигнула. Рыцарь в облике девы немедля залился краской. Его друг, неоднократно осуждавший Татия за рассеянность и разбросанность, бросил в его сторону самодовольный взгляд.
– К тебе это тоже относится, Даниус! Не знаю уж, что ты там ищешь, да явно не там, где надо! Настоящие сокровища совсем рядом, только руку протяни! – рассмеялась девушка и исчезла за дверью своего дома.
Смущенные ее словами рыцари, не сговариваясь, развернулись и быстро зашагали в сторону замка, каждый умалчивая о своем. Татий безмолвствовал о напутствии Ллундайн, оно его тревожило и вдохновляло одновременно. Он понимал, что давно погряз в собственных облачных фантазиях, потерялся в скитаниях по городам и государствам, утонул в чудесах этого мира и забыл дорогу обратно. Вечный путник чувствовал, что земля порой уходит из-под ног, и удержать ее некому. Еще немного – и возврата в реальность не будет, он так и останется свободным, счастливым, но... одиноким. И бедная цветочница права – пора остановить свой взгляд на чем-то близком и надежном, чтобы обрести верную опору для неугомонных ног. О Граале Татий, конечно, и не вспомнил. Как не продумал и тактику поведения в стенах замка – он привык всегда полагаться на наитие и импровизацию, к тому же ему было попросту лень тратить себя на планирование и организацию. Ведь все равно никогда дела не идут так, как задумано.
Даниус, напротив, старался думать о Граале, постоянно сбиваясь на путаные мысли о своем странном спутнике и стереотипах мужчины, которые он уже неоднократно ломал. Даниус не любил, когда нарушался привычный и понятный ход вещей, когда действия и реакции становились непредсказуемыми, когда он не чувствовал контроля над происходящим. А Татий постоянно заставлял его удивляться, менять направление, испытывать эмоции и терять власть над событиями. Но даже не это злило рыцаря, а подсознательное ощущение, что ему нравится напряжение, в котором его держал друг. Он чувствовал, что ему самому всегда не хватало этой спонтанности и легкости, и теперь его четко расчерченная жизнь наполнялась яркими красками... Однако сейчас все-таки нужно думать о главной цели путешествия. Даниус собрал всю свою волю в кулак и настроился на решающую, как он надеялся, битву за святыню.
Так в растерянном молчании они преодолели путь до крепости. Народу в Карнарвоне, казалось, стало еще больше. Пройдя в главные ворота замка, рыцари разделились. Даниус незаметно присоединился к стражникам, а Татий отправился искать покои государей.

Замок Карнарвон, Уэльс, Великобритания
Блуждая по коридорам и лестницам в поисках комнат, Татий впервые задумался о безумности затеи. Что он будет говорить? Как он вотрется в доверие к другим слугам и знати? Кто позволит ему приблизиться к принцу? Татия пробрал озноб, он еле сдержал порыв развернуться и бежать из замка, подальше от корон, людей и Грааля. Лишь мысль о том, что он не может подвести Даниуса, заставляла его пробираться дальше по лабиринтам крепости.
За очередным поворотом он услышал голоса. Девушка о чем-то спорила с молодым мужчиной, похоже, отбиваясь от его настойчивых ухаживаний. Осторожно выглянув, Татий убедился, что на ней одежды служанки. А это шанс проникнуть в покои! Он затаился и прислушался. Разговор быстро завершился поражением юноши, но самое главное – имя девушки – Татий успел уловить. Он пригладил волосы, поправил платье и направился навстречу приключениям.
– Здравствуй! Ты ведь Майлона, да?
– Да... Но откуда ты меня знаешь? Мы разве знакомы? И что ты тут делаешь? Это ведь королевские покои! – удивилась валлийка.
– Меня зовут Татина, я тут новенькая. И мне сказали обратиться к тебе, чтоб ты рассказала и показала все в этом замке.
– А ты ведь не местная, да?
– Нет. Я приехала из Лондона с королевской семьей, у них я работаю совсем недавно, а сама я из далеких земель, где снег и холода.
– Как интересно! Ты обязательно обо всем расскажешь подробнее, но потом! А сейчас пойдем скорее, будущий принц не терпит промедлений!
Мысленно поздравляя себя с удачным знакомством, Татий поспешил за юной девой. 
Майлона на ходу описала новой знакомой местные распорядки, а также требования и причуды господина. В данный момент от них требовалось подготовить для принца облачение и атрибутику. Татий постоянно отвлекался, очарованный возможностью столь близко ознакомиться с обстановкой, царящей внутри замковых стен. Как истинный путешественник и романтик, он радовался всякой увиденной им детали и мелочи, каждой вещи и предмету, любым украшениям и нелепицам. Но наконец они достигли помещений, где им предстояла работа. Это было нелегкое задание: мягко говоря, Татий никогда не был любителем домашнего хозяйства, потому приготовление одежд, чистка украшений и прочий труд во благо коронации не доставили ему должного удовольствия. Однако же выбора у него уже не было, и когда принц позвал за девушками, они подхватили полностью готовый костюм и поспешили в королевские покои.
Принц принял их небрежно, даже слегка презрительно. Он расхаживал по комнате, бросая в слуг комментарии, будто острые камни. Увидев служанок, будущий правитель Уэльса недовольно передернул плечами и молча, одним кивком указал на инкрустированный алмазами столик. Майлона тихонько подтолкнула Татия, и они осторожно и чинно возложили принесенные вещи на драгоценный предмет мебели. Преемник валлийского трона мельком их осмотрел и переключил внимание на девушек. Скользнув безразличным взглядом по Майлоне, он воззрился на Татия. От прожигающего насквозь взора мороз пробежал по коже рыцаря, он опустил глаза и принялся смущенно рассматривать непривычную обувь на своих ногах. Принц продолжал внимательно за ним наблюдать:
– А ты кто?
– Я... Я Татина, сэр... – Татий с трудом выдавливал из себя слова.
– И откуда же ты, девушка со странным именем?
– Издалека, сэр... Оттуда, где снег зимой и пожары летом...
– Мне больше по душе солнечная Испания, – усмехнулся преемник. – Приехала за лучшей жизнью, значит?
– Да нет... Всего лишь познаю этот прекрасный мир... – Татий проклинал себя за то, что еле слышно мямлит и выглядит полным идиотом. Принц заинтересовался его персоной, это был шанс блестяще выполнить задание, а он его так бездарно растрачивал на стеснение и слова ни о чем. Так ему никогда не подобраться к тайне Грааля!
Наследник усмехнулся и продолжил пристальное изучение воина, вызвав у него очередную волну дрожи в коленках и спазмов в желудке.
Татию он не слишком-то глянулся: цепкий взгляд холодных светлых глаз, надменный вид, самодовольный тон. Однако же не мог он не признать, что в принце была сокрыта удивительная сила и чувствовалась натура глубокая, разносторонняя и яркая. И это пугало еще больше. Наконец правитель отвернулся и будто бы даже забыл о служанках.
– Теперь можете идти, мне больше ничего от вас не требуется, – проронил он небрежно.
Майлона поклонилась и выбежала, растерянный Татий же замешкался на пороге. Принц быстрым шагом пересек комнату и шепнул прямо в ухо ошалевшему рыцарю:
– Жду тебя после коронации в своих покоях. Вино и деликатесы, разговоры... Ну, все, – наследник престола перешел на обычный властный тон. – Иди уже. Некогда мне.
Татий выскользнул из покоев, прижался спиной к стене, медленно осел и только тогда наконец-то выдохнул. Кое-что получалось, тайна сама шла в руки, осталось лишь выдержать этот этап, и тогда он сможет вернуться к Даниусу с радостными вестями. Однако дрожь не унималась, она расползалась по всему телу невыносимой слабостью, она заставляла рыцаря чувствовать себя потерянным и не принадлежащим самому себе. Эта навязанная роль, этот женский образ, задача, стоявшая перед ним, повышенное внимание принца и необходимость лгать – все было слишком непривычно и сложно, все требовало максимальной концентрации сил и воли, все угнетало и раздражало. "Наверно, я слишком устал", – подумал Татий. – "Нужно расслабиться и попробовать получить удовольствие от этой игры. А там куда уж выведет эта кривая, будь что будет!" И он отправился искать Майлону, чтобы вместе с ней наблюдать процесс коронации.

Замок Карнарвон, Уэльс, Великобритания
Распрощавшись с Татием, Даниус разыскал королевскую охрану и повел свою часть игры. Хоть его доспехи кардинальным образом отличались от облачений валлийских и английских рыцарей, он убедил их в своем служении одному сумасшедшему йоркширскому лорду, обожавшему все иноземное. Даниус травил байки про вымышленного господина, стражники заливались хохотом, и скоро уже воин был в центре всеобщего внимания, и всякий норовил завести дружбу с ним. Рядом с рыцарями постоянно шелестели юбками и ослепляли улыбками юные девушки, привыкшие излишне романтизировать образы мужчин в латах и с оружием. Одна из них так искренне и нежно улыбалась Даниусу, так заразительно смеялась его шуткам и так внимательно ловила каждое его слово, что он не мог устоять перед ее красотой, обаянием и острым умом. Доблестный воин решил во что бы то ни стало завоевать прекрасную даму. Шансы его были весьма велики: яркие и красивые его черты в сочетании со складной фигурой гармонично дополнялись недюжинным интеллектом и чувством юмора. К тому же он был настойчив и притом хорошо воспитан, что делало ему еще большую честь. Несколько брошенных любезностей, изящная обходительность, обворожительная улыбка – и вуаля, Анест уже согласилась провести этот день рядом с ним, а дальше... Чем черт не шутит! Даниус был на седьмом небе от счастья, и даже вожделенный Грааль временно отступил на второй план. Влюбленные убежали от всех в самую дальнюю башню замка, и лишь крикливые чайки были свидетелями столь быстро и бурно развивавшегося их романа. Белокурая, тоненькая, веселая Анест, казалось, воплощала в себе все то, что искал Даниус в каждой женщине. Она рассказывала о себе и своей семье, о том, как любит вести хозяйство и заботиться о родных. Она была доброй и ласковой, хоть и вспыльчивой. Но даже экспрессивный ее темперамент нравился ему, пробуждая в нем сочные эмоции и настроения. Они гуляли по крепостным стенам, целовались в узких коридорах крепости, бродили по мощеным улочкам Карнарвона и даже присмотрели себе уютный маленький домик на самой окраине города. Вернувшись в замок к кульминационному моменту коронации, они расстались, но условились вскоре снова встретиться. Даниус отправился на свой пост – играть роль рыцаря йоркширского лорда, которая успела ему полюбиться, а Анест убежала кормить семью обедом.
Увидев в толпе Татия с какой-то миловидной особой, Даниус наконец-то вспомнил о цели своего пребывания здесь. Он почувствовал укол совести – ведь по его инициативе друг сейчас пытался проникнуть ко двору в унизительном женском наряде, покуда сам он развлекался и устраивал личную жизнь. Но даже не это обеспокоило его. Даниус мечтал о Граале уже давно, разведывал, строил планы по его поискам, наконец-то отправился в путь... И теперь он готов променять цель всей своей жизни на роман с валлийской красоткой? Нет, не готов он так легко отступиться от своего счастья! Ведь разрешить все можно просто, нужно лишь время.
Решив обсудить этот вопрос с Анест при следующей встрече, Даниус до ночи посвятил себя беседам со стражниками и попыткам выяснить хоть что-то о Святыне. Увы, усилия его успехом не увенчались, вся надежда теперь возлагалась на необычную миссию Татия, который с наступлением заката куда-то подевался из поля зрения.

Коронация завершилась, оживление стихло, народ понемногу расходился. Уже знакомой дорогой Татий пробирался в замок, чтобы наконец осуществить хитрый план по захвату Грааля. Проходя мимо зеркала, он не удержался от короткого взгляда на отражение. Все было неплохо, свежий румянец оттенял белую кожу, волосы и платье растрепались, большие глаза горели огнем страха и азарта, и он казался себе невинной жертвой чьего-то безумного заговора. Впрочем, так оно и было. Он поправил прическу, одернул подол и поспешил на встречу с неизвестностью.
Принц уже ждал его. Изысканное вино и деликатесы стыли на столике, а преемник мерил комнату шагами, немного нервно поглядывая на дверь. Искренняя радость озарила его загорелое лицо, когда Татий наконец постучал в дверь. С минуту они смущенно разглядывали друг друга: наследник глядел восхищенно, но тревожно, рыцарь же настороженно, но с явным любопытством. Принц успел скинуть праздничное облачение и предстал перед воином в домашнем. Татий отметил, что он крепкий и мускулистый, однако полноватый, что, впрочем, его не портило. Светлые глаза смотрели очень внимательно и будто бы в самую глубину души, и охотнику за Граалем поневоле захотелось спрятаться от этого всезнающего человека. Но он не за тем сюда пришел, чтобы проявлять малодушие. Татий улыбнулся, пошутил ни о чем, и завязался легкий разговор. Кери (так именовали принца) был любезен и весел, теперь он казался совершенно иным, простым и открытым, доброжелательным и теплым. Он подбирался все ближе, и рыцарь ловил себя на том, что не пытается отодвинуться, убежать или просто ответить резким словом.
Принц гладил волосы Татия, от чего по спине оного суетливо бегали мурашки. Он глядел в глаза воина, пытаясь заметить в них искры взаимности, любви, страсти и, конечно, восхищения. Но Татий оставался непоколебимым, отрешенным, даже холодным – другим он быть не умел, сколько ни старался. Ни одна буря, взметавшая в его груди осколки неоднократно разбитого сердца и фрагменты будоражащих воспоминаний, не способна была вырваться наружу – столь крепкой была внешняя броня рыцаря. Кери был полной его противоположностью, вся гамма эмоций переливалась на его лице, все его тело трепетало от предвкушения страсти и чувств, весь он был пропитан сладостной болью любви и свято верил в искренность сиюминутных ощущений.
– Ты такая красивая, такая светлая, чистая! Как давно я искал тебя! Я вижу, ты влюбляешься в меня. Я тоже в тебя влюбился!
Татий только улыбался в ответ, то краснея, то бледнея, пытаясь унять внутреннюю дрожь, поднявшуюся в нем от столь взволнованных речей принца. Наследник уэльского трона не унимался:
– Нет, я не могу отпустить тебя! Оставайся в Карнарвоне! Будешь мне служить верой и правдой! Даже нет, я сделаю тебя своей фавориткой! Нет, я женюсь на тебе! Плевать, что будут говорить эти вычурные особы! Что они знают о любви?!
Татий молчал, не зная, как реагировать. Он понимал всю ирреальность и абсурдность предложений свежекоронованного владыки Уэльса. Но его не могло оставить равнодушным подобное внимание принца к его женскому облику. Мы промолчим о том, о чем промолчал бы и сам Татий, ведь не подобает долбестному рыцарю придавать столько внимания и значения ласковым словам, проявлениям чувств, взрыву эмоций и накалу страстей. Да, он был польщен, удивлен, взбудоражен. Он падал в пропасть и наслаждался полетом. Пока принц говорил, пока он теребил локоны Татия, пока продолжал искать в его взгляде что-то большее, чем серый лед, рыцарь медленно сходил с ума и забывал, зачем он здесь...
Но цель оказалась сильнее. Она достигала себя сама, даже если кто-то пытался предать ее. Такова была сила желания и воли Даниуса. Не унимая потока слов, принц говорил о своем детстве, о развлечениях, о дворе, о размышлениях и жизни. Внезапно он упомянул Грааль. Татия словно обдали ушатом с ледяной водой, он резко очнулся, вспомнив о задании, ему стало страшно и стыдно. Включив все свое внимание, странник узнал, что несколько лет назад идея поиска Святыни полностью завладела принцем, он собрал своих друзей и вассалов и отправился в путешествие. Около года они потратили на скитания, битвы и выяснения, однако успеха так и не достигли. В результате Кери просто потерял интерес к Граалю, переключившись на вино и женщин, которые были значительно реальней, ближе и доступней.
Татий погрузился в задумчивость. Цель была достигнута, нужно было возвращаться, ведь Даниус ждал его с вестями. Уходить не хотелось. Татий понимал, как это глупо – он не мог открыться принцу, не мог остаться с ним... И не мог сдвинуться с места.
– Мне нужно идти, – еле слышно прошептал рыцарь в женском обличье. 
– Так ты не останешься?
– Я... Мне надо... Я вернусь, если захочешь...
– Я сам тебя найду!
Принц порывисто вскочил на ноги, притянул к себе Татия и жадно поцеловал. Воин растерялся окончательно и замер, будучи не в силах двинуться. Подлые слезы подступали к глазам, и он изо всех сил старался не дать им хода. 
- Ну, иди уже скорее!
Принц развернулся и отошел к окну. Татий медленно пошел к двери, но на пороге обернулся, чтобы попрощаться всем своим существом с этим удивительным вечером и этим безумным человеком. Кери стоял и смотрел на него, и всеобъемлющая, всепроникающая, разрушительная грусть лилась из его светлых глаз и растекалась в воздухе. Татий открыл дверь и скрылся в бесконечных коридорах замка. Бегом, не разбирая дороги, не осознавая себя, задыхаясь и будто падая на каждом шагу, мчался он к выходу из мрачной крепости. Ворота. Глоток свежего воздуха. Ветер с залива. Тихие улицы погрузившихся в сон домов. Стало отпускать, только в голове снова и снова звенели слова принца и мерцал его образ. Татий сел на влажную от дождя мостовую и попытался прийти в себя. Морок потихоньку рассеивался, оставляя после себя недоумение и смущение.
– Бред какой-то! Что это со мной? Поддаться на приторные речи, потерять рыцарское достоинство, Забыть о собственном я... Нет, довольно! Даниус ждет меня, и я не могу его подвести! Вот что действительно важно.
И все еще смятенный и раздавленный событиями ночи, но понемногу снова обретавший себя, Татий отправился искать друга.

Пока Татий вкушал вино, деликатесы и сладострастные речи, Даниус готовился к беседе с Анест. Он был настроен решительно, был уверен в своей правоте и ее поддержке, и когда они снова повстречались около полюбившейся им башни, он сразу перешел к волновавшему его делу:
– Милая моя Анест, я должен сказать тебе важную вещь...
У девушки зарделись щеки, она явно ожидала романтического продолжения беседы. Однако по мере того, как Даниус говорил, выражение ее лица менялось, а на глазах выступали слезы.
– Я странствую довольно давно, и путешествие мое еще не завершилось. Возможно, цель уже близка, я надеюсь на это, но может статься, что я только отдаляюсь от нее, и тогда многие мили придется мне еще проскакать на моем верном Фольксе в погоне за удачей. Завтра утром дорога снова поманит меня. Но я вернусь с победой рано или поздно! Будешь ли ты ждать меня, верить в меня, любить меня? Или, быть может, ты пройдешь этот путь со мной?
Анест взорвалась:
– Ждать?! Или идти с тобой?! Да что это за цель такая, что за нее ты любовь продать готов? Видать, и нет никакой любви, и слова твои только ложь! Я поверила тебе, хотела было прожить с тобой счастливой жизнью до самой смерти, родить детей, нянчить внуков... А ты... Убирайся вон! Видеть и знать тебя не желаю больше!
И разрыдавшись от отчаянья, Анест убежала. А Даниус остался – обескураженный, непонятый и одинокий. Снова и снова прокручивал в голове он этот странный разговор и не понимал. Возможно, цель его была необычной, может, даже недостижимой, но разве не для того соединяются любящие сердца, чтобы вместе проходить избранный путь? Чтобы в спорах и согласии искать истину и единство?
Даниус был раздавлен ощущением какой-то чудовищной ошибки, словно моллюск, он поспешил забраться в свою уютную раковину и больше не проронил ни слова в тот день.

Карнарвон, Уэльс, Великобритания
Татий нашел его далеко за полночь на берегу залива. Потерявшийся среди величественных башен и стен замка и меж своих собственных размышлений, он сидел и смотрел в одну точку. Волны лизали его сапоги, ветер трепал золотые кудри, а луна печально поливала его серебристым светом. Он был прекрасен в своей грусти - красивый, умный, честный, мужественный, но непонятый. Татий стряхнул с себя внезапно навалившуюся поэтичность, подошел к другу, сел рядом. И весь остаток ночи они говорили. Не о Граале, не о бессмертии и безграничной силе. Они говорили о любви и жизни, о музыке и стихах, о мечтах и реальности, о путешествиях и приключениях, обо всем, что приходило на ум. И полное взаимопонимание царило под белым светом луны. А когда пришло солнце, оно застало их обоих мирно спящими, и даже ветер не решался их беспокоить, а море было удивительно спокойно.

Комментарии