Таллин

Вокруг меня творится безумная мистерия. Я в ней тоже участвую. Мою левую ладонь деликатно придерживает молодой мужчина, а правую нервно сжимает симпатичная девушка. Тепло рук, смех, всеобщий экстаз. Кроме нас еще пара десятков обескураженных, но взбудораженных в едином порыве стремятся к свободе и радости. 
Нет, мы не сектанты.
Мы пришли на Ратушную площадь Таллина на магнетический звук волынки и флейт. Собрались услышать старинные мотивы, прикоснуться к европейскому Средневековью, и вот мы уже неловко и невпопад повторяем движения танцовщиц, погружаясь в далекие времена все глубже. Ускоряется ритм, захлестывает с головой пьянящим восторгом, перехватывает дыхание. Хорошо, что солнцезащитные очки скрывают слезы. Это все длится каких-то 5 минут, но кажется, будто успел родиться заново и принять в себя всю красоту мира.


По окончании действа я малодушно сбегаю в ближайший переулок, не в силах вместить еще больше волынок, флейт, скрипок, барабанов и прочих пронзительно-восхитительных чудес. Просто немного тишины.

Я нахожу ее на улочках Вышграда. Не всех, а только самых узких и тенистых, заставленных цветочными горшками, обещающих покой. Отдышавшись, слышу чарующее звучание клавишных. Устоять невозможно, это же Queen. И там же смотровая площадка с видом на древние башни, черепичные крыши, стройные колокольни, зеленые скверы, на порт, на Финский залив... "К башням просто необходимо попасть" - автоматически отмечаю я и ретируюсь с площадки под Nothing else matters. Прохожие подпевают. Подпевает и белоснежный Домский собор - а может, старается заглушить конкурентов. В этой какофонии тонут дома, мостовые и лестницы Таллина, и их туманные двойники на полотнах уличных художников...

Я брожу по Таллину уже несколько часов, не пользуясь картой. Удивительно, но у меня никак не получается заблудиться. Я пыталась. 
Разве что в Пирите посмотрела, как от пляжа до остановки пройти. Мягкие белые пески Балтики не хотели меня отпускать, сосновый бор дарил свежесть и силу. Сбылась мечта пройти по лесу босиком - да и как ей не сбыться, если вместо земли прохладный песок вперемешку с россыпью сосен?

В Пирите есть еще одно магическое место - давно разрушенный монастырь Св. Бригитты. Не столь хороши колоссальные руины 15 века, сколько их обрамление. Тонкие лапы елей гладят путников по головам и бросают к ногам шишки, по пасторальной реке проплывают пестрые лодки, а яркие полевые цветы возле поросших мхом крестов напоминают, что жизнь продолжается. 
Да, начать знакомство с Таллином отсюда было хорошим решением.

Но вот уже вечереет, я покидаю Вышград и решаю поприветствовать Длинного Германа.
Он и впрямь так хорош, как я себе представляла. 45,6 метра - шутка ли? Однако это лишь донжон средневекового замка (скормивший немало осужденных голодным львам).

Таллинский парламент неплохо устроился - они вершат судьбы в древних стенах Ревельской крепости и пускают на организованные экскурсии лишь в строго определенные дни и часы. 
 Что ж, с меня хватит и могучих укреплений, ладных башен да нехоженых троп на склонах холма Тоомпеа. 
13 век приоткрывает портал и тут же закрывает его. Длинный Герман наблюдает за мной, предупредительно помахивая государственным флагом.

А я опять скрываюсь в лабиринтах старого города, собирая в котомку памяти бесконечные церкви, старинные дома, чугунные вывески, фактурную брусчатку, потайные закоулки и уютные дворики. 

Особенно меня пленит Латинский квартал. Зажатый между городскими оборонительными сооружениями и увеселительными заведениями Русской улицы (Vene), он дышит пылью и сыростью веков. Здесь когда-то был монастырь доминиканцев. Теперь от него остались холодные стены да облитые солнцем перекрытия, отражающие небо витражи да бездонный «Колодец желаний» в зеленом патио, тесный проход Катарины да монументальные надгробия. 
А еще кафе и мастерские. Многочисленные ремесленники-торговцы задорого выставляют свои изделия из кожи, дерева, стекла и неуемной фантазии. Пестрыми цветниками и атласными обивками заманивают маленькие харчевни, но в них тоже недешево, многолюдно и оттого не слишком душевно.
К тому же мне на целый день хватило сытного обеда в Трех драконах. Если уж трапезничать в Таллине, так не меньше, чем в Ратуше. И не иначе, чем похлебкой лосиной да ребрами бычьими. Уже одних этих впечатлений достаточно для того, чтобы жгуче полюбить эстонскую столицу. 

Но Таллин так не считает. Он богат на уличные представления и эпатаж в стиле Средневековья. То инквизиторы кудлатую ведьму на улицах изловят, то шуты коленца разбросают, то глашатаи разнесут по округе экстренный выпуск новостей. И отовсюду звучит музыка. Переливы гитар, ритмика ударных, безумная энергетика волынок - я качаюсь на звуковых волнах, они затягивают меня в омут города… Давно я так не высыпалась, как здесь.

Кажется, ничего нового Таллин мне уже не откроет.
Но я отдаюсь на волю Того-Кто-Знает-Таллин и за доверие получаю сундук с самоцветами.
Умопомрачительные виды на узоры Балтийского моря с вершины постапокалиптических останков Горхолла. В 1980м Дворец культуры и спорта стал филиалом московских Олимпийских игр, в 2017м он являет собой лестницы в небо, пробитую травой кладку и конструктивистские просторы из бетона. Не солить, подавать с Финским заливом. 

Отсюда видна военно-морская крепость времен Николая I, позже казарма, потом Батарейная тюрьма, а в итоге - Музей мрачной истории мрачного места. 
Говорят, еще год назад можно было осмотреть узницу в том виде, в каком ее оставил последний заключенный. Сейчас она закрыта. Но даже доступные фрагменты экстерьера запускают тонкие щупальца ужаса и безысходности в самое сердце. Все живо для этих стен - репрессии, расстрелы, пытки и пожизненные сроки. И потому прочь отсюда.

В Лётную гавань - а почему бы и нет. В гости к подводной лодке Лембит, паровому ледоколу Суур Тыыл, средневековому паруснику и прочим экспонатам Морского музея. Их можно щупать, по ним можно ходить, можно даже пробовать управление на симуляторах. Но почему же гавань лётная? Все просто, Леннусадам - настоящий гигантский ангар для гидросамолетов начала 20 века. 

Редкое для Таллина солнце стоит в зените. И вроде бы обещают прохладу два парка живых и мертвых - Каламая и Копли. Где-то на зыбкой границе миров, между тем и этим, но ни для кого в действительности. Странная традиция - делать зоны отдыха на месте кладбищ. 
Куда лучше деревянный район Каламая - некогда рыбацкое поселение. Все домики как на подбор - аккуратные, скромные, ровные. Многим по сотне лет. Некоторым недолго осталось. После тюрьмы и тревожных парков здесь хорошо и спокойно. 
А рядом на территории бывшего завода развернулся творческий городок Теллискиви. Яркий, самобытный, уютный. Пространство креативных людей и дизайнерских магазинов, кафе, выставок, инсталляций. С ободранных кирпичных стен глядит то хомяк из жестяных труб и обломков, то разноцветно-геометричный жук, то алчная до рыбы кошка-сфинкс. А по субботам в Теллискиви разворачивает свои замасленные тюки блошиный рынок.

Отсюда уже рукой подать до старого города. До крепостных стен и башен. До ухоженной истории Таллина.
Тихий зеленый сквер - островок природы в эпицентре таллинской жизни. По пруду Шнелли, оставшемуся от оборонительного рва, лениво плавают утки. И наконец сбывается задуманное на смотровой площадке: я около древних башен с любопытством разглядываю творческие экзерсисы дарований современного искусства. Цветные клумбы и деревянные изваяния, россыпи бриллиантов (на самом деле нет), эстонские болота с утопленниками в миниатюре и глиняные горшки с глазами. 
Экспозиция вызывает всю гамму эмоций - от восхищения до отвращения. 

Но башни мне куда милее. Суровые надзиратели в черепичных островерхих шляпах. 
В Средние века их было около 50, сохранилось в два раза меньше. В 19 веке немалая часть стен, ворот и башен была снесена - их просто признали недостаточно интересными и мешающими движению. То, что осталось, по-настоящему впечаляет.
Толстая Маргарита - часть Больших Морских ворот, на ее фоне выглядящих лилипутскими. 
Девичья башня с почти панорамными окнами кафе и анонсированными привидениями - ее вернули к жизни при подготовке к олимпийской парусной регате 80го года.
Грозная Кик-ин-де-Кёк - "Загляни в кухню". Первоначально она именовалась скромнее: Новая башня, расположенная у Харьюских ворот напротив лошадиного водопоя. Но жителям не давал покоя факт, что с 48-метровой высоты стражники могли подглядывать в печные трубы. 
У каждой башни своя история - нужно только уметь слушать.

Снова море - меня к нему так и тянет. Шумный порт, гигантские паромы, вечная спешка. И все же хочется именно здесь остановиться, мечтательно перебирая события и впечатления и доверяя Балтике сокровенные тайны... 

Смеркается. 
На Ратушной площади суета - торговцы убирают непроданные льняные скатерти и янтарные изделия, туристы стараются успеть купить сувениры в закрывающихся лавках.
Кажется, и мне пора. Хотя эскиз города в моей голове остается незавершенным. Глупо было думать, что на Таллин достаточно пары дней. 
Я покидаю его через остатки ворот Виру, оборачиваюсь к миниатюрным предвратным башенкам и... не прощаюсь.

Еще о Прибалтике:



Комментарии