Барселона. Камбэк.

Наконец-то мы снова увиделись.
Казалось, прошла целая вечность. Но я все так же отчетливо помню каждую твою щербинку и каждый изгиб, так же задыхаюсь от пьянящего аромата свободы, так же всем сердцем ощущаю твое южное разгульное настроение.
Это сумасшествие передается мне неизменно. Наверно, к нему и стремилась моя измученная душа все эти годы. 
Да ты все знаешь. Мои взлеты и падения, безумную страсть и испепеляющее разочарование, надежды и оправдания... и даже мою маленькую смерть. Но принимаешь меня в свои объятия. 
Давай пройдемся. 

По любимым местам. Я слишком самонадеянно полагаю, будто видела здесь все? 
Что ж, веди.
Однако сначала я хочу вспомнить то, что объединило нас в первую встречу. Предрассветный дом Бальо, невозможно прекрасный в любых обстоятельствах, особенно великолепен в утренней дымке. Нереальный мир в одном здании. Сказочный сюжет, вырезанный в камне и выложенный пестрой мозаикой.
Ни единого человека, только я и Антонио Гауди. И ты. Я жадно впитываю каждую деталь этого роскошного подарка, после закрываю глаза и помещаю картинку в самое сердце. Можно идти дальше.

Веди. Покажи мне ненавистную площадь Каталонии такой, какой смогу ее полюбить. Я готова.
6 утра. Голуби в ожидании туристов, чайки в привычном экстазе. Мягкие рассветные лучи золотят гладкую плитку и серебрят нити фонтана. Оказывается, на площади выложены геометрические узоры, просто в другое время они теряются под миллионами торопливых подошв. Неугомонные птицы отражаются в воде и блестящих поверхностях, меня затягивает этот круговорот, и я становлюсь одной из них. Оранжевое солнце лениво потягивается в утреннем тумане модерна. Безумная чайка на пробуждающейся Плац Каталунья привествует его. Время обретать новые крылья.

Веди так, чтоб я могла поприветствовать дряхлых химер в Барре Готик и вновь услышать красочную переливчатую мелодию его кварталов. Прижаться губами к былому под мостом Поцелуев и восхищенным взором промчаться по стенам древнего Королевского дворца... в стотысячный раз.

Но при этом покажи мне пару чудес.
Собор Святой Анны вполне подойдет. Тишина галерей внутреннего дворика, мерцающая тень старых деревьев, рассеянный свет, хрусталь фонтана и неспешный танец цветов. Какая глупость не бывать тут раньше!

Веди дальше. Мрачное очарование Сьютат Вельи сменится привычным хаосом Барселонеты, но даже здесь я открою для себя мгновения тишины и радости. Ступая по желтому ковру пальмовых лепестков и любуясь калейдоскопом света и теней. Ловя в ладони разноцветные мыльные пузыри, купаясь в смехе детей. Наполняясь запахом и энергией моря. Любимого Средиземного моря...
Стой, не веди, я сама. Дай мне всего лишь полчаса, хочу остаться с ним наедине. Чувствовать босыми ногами его несгибаемую волю и бережные прикосновения, безграничную мощь и готовность отступить... Чтобы после снова сбивать с ног и завораживать непрерывным движением вод, рокотом волн, музыкой бриза.
Подари мне закат здесь, и на сегодня останется лишь одно непременное чудо. Пропустить которое выше моих сил. 

Веди. Туда, где в толпе зевак теряются люди и вещи, где всякий раз происходит одно и то же и где мой мир всегда переворачивается вверх дном. Смешанная палитра небес покрывается знакомым рисунком. Стеклянные струи появляются и исчезают, тут же сменяясь новыми, чередуя оттенки радуги и стараясь успеть за звуком. Сегодня я пунктуальна. Еще бы пять минут - и все зря. Но я успеваю ровно к тому моменту, когда самый потрясающий голос планеты заставляет отсыревшее пространство трескаться, обнажая чарующую красоту Мироздания. Голос славит тебя, трубы Волшебных фонтанов переполняются эмоцией и вскрываются миллиардами разноцветных брызг, но я уже не вижу их. Под закрытыми веками пляшут кислотные блики, и в каждом - одно из твоих лиц, Несравненная. Моя Барселона.

Всю ночь я переживаю тебя заново и еле дожидаюсь утра, чтобы буквально прокричать:
Веди!!! 
Для начала туда, откуда я смогу раскрыть ответные объятия Христу на Тибидабо и вовремя улизнуть в пространство модернистских фантазий. Район Эшампле идеально подойдет. Такой изящно-строгий, сотканный из совершенных кварталов, безукоризненно гармоничный и бесконечно разнообразный. Я могла бы остаться здесь навсегда. Созерцать фасады из шелка и льна, балконные решетки из звонких струн, распахнутые окна из облаков... 

Но довольно, веди. В сады Тамарита. Под спасительные зонты зеленых крон к кивающим головам цветов. Я и не знала, что у тебя есть такие тихие уютные парки, где не ступала нога туриста. Здесь можно провести вечность с книгой или хотя бы пару мгновений наедине с собой - о, как этого не хватало! За ограждением маячит знакомый синий трамвай, ведущий к Тибидабо, будто надеется на новую встречу...

И все же веди. Веди туда, где Гауди, ибо нестерпимо. Невыносимо тут без него. 
В знойном отдалении от сердца твоего, в двух шагах от гор, покрытых выжженой травой, за высокой стеной, за пределами понимания и восприятия... Средневековый замок его руки - удивительный компромисс между готикой и модерном. Легкий, почти невесомый, сплетенный из сланцевых искр и устремляющий к небу тренкадисовый флаг Каталании.
Торре Бельесгард охраняет дракон. Принюхивается настороженно на вершине башни, глядит внимательно чердачными окнами, недвижимый до поры... Я бы осталась здесь с ним, да ты не позволишь.

А потому веди. В монастырь Педральбес заблудших путников пускают безвозмедно - коли приходят они в воскресенье после 15:00. Все ради того, чтобы их души навсегда потерялись в нескончаемых галереях из древнего резного камня и солнечных лучей, в звонкой капели фонтанов и убаюкивающем шелесте листвы. За непроницаемой завесой исполинских стен возможно все, ведь об этом никто не узнает, и я убегаю подальше от оплота христиан, покуда душа моя при мне.

Но ты веди. К очередному дракону, созданному великим мастером. Он охраняет причудливые павильоны Гауди от коварной принцессы, вознамерившейся похитить главное сокровище этого места - впечатления. Восхищением я прикормлю кованого стража на кружеве ворот, поглажу его холодную чугунную чешую и гордо удалюсь. Времени до заката мало, дорог еще так много.

Так что веди. На этом пути осталась лишь одна крошечная точка - площадь Конкордия с одноименной церковью. Но точка порой расходится до масштабов Вселенной, и вот под ногами синяя пропасть, и в ней резвятся бесстрашные дети, и Плац Конкордия взрывается смехом и радостью. Спустя недели я приду сюда снова, но не будет ни ребятни, ни индиго на старой мостовой - а значит, мне повезло увидеть рождение сверхновой. Сверхновой любви к тебе.

Веди дальше. Пусть льется в бокалы хмельная сангрия и разгоняет вечернюю духоту гаспачо, пусть прошлые поколения танцуют фламенко на бульварах и юные музыканты рассыпают по переулкам неувядающую красоту. Наполненную радостью и обретшую пару новых жизней, меня поглотят сны о тебе, а наутро я буду непреклонна. 

Я скажу: Веди. 
Ты же знаешь вкус модерна, как никто. А мне давно пора увидеть госпиталь Сан-Пау. Его прохладные лабиринты подземных ходов, его просторные залы из надежды и добродетели, его роскошные холлы и лаконичные палаты, его солнечные чешуйчатые крыши и ухоженные изумрудные сады. Неведомо как, но мои раны залечиваются, и я снова могу дышать полной грудью, я готова теперь к любому испытанию.

Веди до конца. Вверх по районам, где живет беднота, к небу по сыпучим тропинкам. Я знаю, нас ждет неповторимое свидание, где ты раскроешься передо мной целиком и отдашься мне без остатка. А я? Да я и так навеки твоя.

Оранжевый шар - то самое солнце, что встречало меня на плац Каталуния - неумолимо приближается к границе между лазурью и бирюзой. Я вижу острый шпиль кафедрального собора Святого Креста и Святой Евлалии и знакомые изогнутые башни Саграды Фамилии, безошибочно определяю сверкающее яйцо небоскреба Агбар и искрящийся синий парус Барселонеты. Я могу бесконечно любоваться паутиной кварталов Старого города и педантичностью перпендикулярных линий района Эшампле.

Я приветливо помашу Монжуику, коли на этот раз мы не встретились, смущенно отвернусь от Иисуса на Тибидабо и расскажу Колумбу, что незачем куда-то стремиться. Все, что нужно для счастья, есть здесь. 

Истертые надписи на разрушенных стенах бункера Эль Кармель задрожат в раскаленном воздухе и сложатся в повесть об Испанской гражданской войне. Теперь и я узнаю твою боль, твою печаль, твою историю.
Мы помолчим об этом, я понимающе кивну, поблагодарю за доверие и уйду, не оборачиваясь. А ты не закроешь двери.

Комментарии